Интервью с Дара и Оливье Мило — авторами манги «Анжелика»

В честь выпуска издательством «Кастерман» манги «Анжелика», мы встретились с авторами этого своеобразного, отвечающего современным веяниям ремейка романтической саги Анн Голон — Оливье Мило и Дара. Во время интервью мы главным образом обратились к процессу создания подобного проекта и разобрались, в чем состоят отличия этой версии от всем известного оригинала, а также двух киноадаптаций.

Оливье Мило и Дара

Как вы пришли к идее объединить усилия для создания манги про Анжелику?

Оливье Мило: Сначала Николя Форсан, координатор проекта, стоявший у самых его истоков, связался со мной. Когда он рассказал мне об этой идее, изначально я был настроен скептически. Ведь Анжелика — это почти святое, у всех в голове фильмы 60-х годов. Но, в итоге, прочитав оригинальную версию романов, я согласился. И тогда я позвал его (Дара), чтобы он присоединился к проекту. На тот момент проект рассматривался в классическом формате рисованной ленты[1], но, учитывая, что роман печатался отдельной рубрикой в газете, в виде отрывков, я предложил формат манги, которому более свойственно дробление сюжета, позволяющее различного рода отклонения от основной линии и построение интриги. Несколькими неделями позже, Николя связался с Дара и организовал нам совместную встречу, и мы практически сразу приступили к работе.

Дара, как вы придумали художественное оформление вашей Анжелики?

Дара: До проекта я не видел ни одного из фильмов про Анжелику и не читал ни одного романа. Я начал читать первый том и, в свою очередь, тоже заинтересовался проектом. И мне так же показалось справедливым, что формат манги подходил лучше, чем формат BD. В начале задумывалась манга стандартного размера. Впрочем, для меня, как для иллюстратора, то, что, в итоге, эта манга вышла чуть большего размера только в радость! (смеется)

Что касается создания самого персонажа, основная сложность заключалась в передаче многочисленных этапов жизни героини. Повествование начинается, когда она еще ребенок, затем — уже четырнадцатилетний подросток, который вскоре превратится во взрослую женщину. Необходимо было обеспечить связь между различными периодами ее жизни, учитывая, что в повествовании, например, уделяется особое внимание ее разнообразным прическам. А часто именно это является отличительной особенностью персонажа! (смеется)

Возможно, мы как-нибудь издадим альбом с первыми версиями ее художественного оформления, которое преобразилось в процессе создания прототипа, особенно это заметно по глазам и волосам, которые стали длиннее. И ее платья стали постепенно все более декольтированными, подчеркивающими ее фигуру! (смеется)

Оливье Мило: Это не только из-за одержимости нынешней графики, этого требовала эпоха. Хоть мне и приходит на ум выражение, которое можно услышать в киностудии при раскадровке: «Shot boobies!»[2] (смеется) Тем не менее, речь не только о желании услужить фанатам жанра, это также позволяет продемонстрировать нравы и законы эпохи…

Анн Голон и Оливье Мило

Анн Голон и Оливье Мило

История начинается очень неожиданно. Завязка должна быть именно такой? 

Оливье Мило: Да, мы сами были удивлены, познакомившись с оригинальным романом. Нас также поразило богатство сюжета, и подобная завязка полностью меняет тот образ Анжелики, который мог сложится благодаря фильмам Бордери. Там и в помине нет того милого ребячества и легкого флирта с Николя на берегу реки, зато есть суровая реальность 17 века. Именно эта оригинальная завязка и подтолкнула меня больше всего и вызвала желание поработать над адаптацией романа. Однако, несмотря на важность и тяжесть описываемых событий, мы старались не вдаваться в мельчайшие подробности, вводя их, как воспоминания, чтобы не провоцировать низменные инстинкты некоторых наших читателей.

Дара: Мы оставили эту сцену не из удовольствия, а так как она интересна и очень показательна. Она прекрасно отражает эпоху и позволяет увидеть, как она накладывает отпечаток на психологию персонажа, укрепив ее дух и характер, чтобы подготовить к нравам того времени.

В связи с этим, каков круг читателей у этой адаптации? С какого возраста допустимо ее читать?

Оливье Мило: Начиная со школьников средних классов, но мы сделали ее доступной для всех возрастов. Мы надеемся, что она заинтересует не только мальчиков и девочек, но и взрослое и более зрелое поколение, которым может приглянуться эта история. Впоследствии, конечно, самым маленьким будет сложнее следить за развитием сюжета, но, с другой стороны, мы часто недооцениваем их отношение к миру. Несмотря ни на что, они все время наблюдают за суровыми картинами жизни, но сами по себе имеют способность проще к ним относиться. Впрочем, это относится и к самой Анжелике, которая сталкивается с очень тяжелой действительностью для своего ещё юного возраста, но несмотря ни на что сохраняет позитивный настрой.

Проводили ли вы какие-то документальные исследования, чтобы лучше отразить исторический контекст серии?

Оливье Мило: Что касается меня, то совсем немного, поскольку роман и так богат описаниями. Я лишь проверил кое-какие слова, которые вызывали у меня сомнения, не более того. А вот Дара, напротив, пришлось поработать куда больше!

Дара: Действительно, те детали, которые могли показаться простыми, такие, как прически, например, потребовали определенного изучения вопроса. Однако необходимо было найти золотую середину между исторической достоверностью и эффективностью повествования, чтобы не отбить у читателя желание читать. Например, в ту эпоху зубная гигиена оставляла желать лучшего, но эту подробность я «случайным образом» решил обойти (смеется)

Интернет значительно облегчил мои исследования, но я также прислушивался к советам моих друзей-костюмеров, работающих в театре, которые снабдили меня отличными книгами по этой теме. Кроме того, нельзя забывать о многочисленных любопытных историях о той эпохе, о том, как в то время ели, например… В любом случае, это было очень полезным опытом, очень отличающимся от того, с чем я имел дело прежде.

 

Возвращаясь к лексике, как вы определились, до какой степени адаптировать язык? В вашем варианте можно наблюдать несколько довольно провинциальных выражений, не приведет ли это к потере ряда читателей?

Оливье Мило: В начале, я набросал несколько эскизов на более современном языке, но они совсем не ложились. Они не давали полного погружения, не отражали разницу в социальных статусах персонажей. Использование более архаичного и более перегруженного языка может показаться несколько устаревшим и притворным, но такой язык отражает дух книги, а также позволяет прочувствовать чисто французский колорит.

Как результат, вызовет ли это сложности для экспорта? 

Дидье Борг (издатель серии): Нет, потому что вся суть перевода в том, чтобы переписать данный текст, передать идею. Дальше, ответственность будет лежать на иностранных издателях и их переводчиках, как они будут отражать и саму идею и то же социальное неравенство или же перепишут все в более современной манере.

Оливье Мило: Кроме того, мы старались, чтобы текст был максимально понятным, за исключением нескольких чуть более сложных терминов.

 

Сложно ли было получить право на использование оригинального произведения?

Дидье Борг: Автор, Анн Голон, по ходу продвижения проекта одобрила и утвердила все детали повествования и драматургии. Это был не сколько длительный процесс получения разрешения, сколько принятие конечного результата.

Оливье Мило: Мы также активно поддерживали связь с дочерью романистки, которая смогла дать нам необходимые комментарии, касательно некоторых моментов: неких сторон характера персонажей или подоплеку их поведения в романе, например.

Для французского проекта серия будет публиковаться в довольно уверенном ритме: 2 тома по 200 страниц в год. Как вы планируете поддерживать такой темп?

Дара: Я уже работал в подобном режиме для издательства «Аппартеман 44», так что такой темп мне привычен. Знать, что твой издатель готов опубликовать твой труд сразу же, как только он готов, это отличный стимул, иногда приходится довольно долго ждать, прежде, чем твое произведение окажется в книжном магазине.

Кроме того, мне помогают два ассистента, один занимается декорациями, а другой отвечает за ткани, таким образом, я могу сконцентрироваться на размещении комикса на странице и на персонажах. Что касается окружающей обстановки, то сначала я создаю ее сам, а потом она служит базой для моих ассистентов, которые воспроизводят ее со всех возможных ракурсов.

Оливье Мило: Мы с Дара общаемся по электронной почте, и так же я отправляю ему сценарий. Иногда бывают небольшие поправки в оформлении иллюстраций, но в основном все проходит очень хорошо.

Дара: Я уже работал в тандеме со сценаристом, но с Оливье мы работаем в первый раз, и все в самом деле проходит очень хорошо, мы всегда на одной волне.

 

Как мы уже говорили выше, вся задумка будет развиваться довольно быстро. А как быстро будет разворачиваться сюжет?

Оливье Мило: На один том романа приходится около двух, двух с половиной томов манги. Впрочем, мы можем вас уверить, что Анжелика встретится с Жоффреем де Пейраком уже в третьем томе.

Комикс «Анжелика»

Комикс «Анжелика»

Как бы анонсировали серию аудитории в возрасте?

Оливье Мило: «Вы снова обретете вашу молодость!» (смеется)

А если серьезно, то я думаю, что эта история находит отклик и в нашем современном обществе. Анжелика — это молодая девушка, загнанная в сложный социальный капкан, из которого она выбирается, как может. Также там можно наблюдать все возможный контекст религиозных войн, скрытое притеснение протестантов, гугенотов…

Дара: Я, в свою очередь, сказал бы, что это возможность заново открыть для себя историю Анжелики, такой, какой она была задумана изначально, отличной от той, которую мы видели в фильмах.

Оливье Мило: Совершенно верно, в серии можно прочитать про ее детство, которое полностью отсутствовало в фильмах, и проследить за эволюцией героини шаг за шагом, за развитием ее сильного характера, который поможет ей преодолеть все самые худшие преграды.

 

То есть Анжелика — это одна из версий сёнэн[3] и неккецу[4], в каком-то роде!

Оливье Мило: Так и есть! Впрочем, изначально, мы отталкивались от более осевой структуры сёдзё[5], но она совсем не пошла.

Дара: Мы постепенно уйдем в более помпезную инсценировку, типа сёдзё 70-х годов. Даже сами японцы такого сейчас не делают! Нам бы это могло пригодиться, чтобы добавить серии двойной смысл, но мы решили обойти этот подводный камень, так как за счет фильмов Анжелика и так уже несет в себе некий оттенок «китча».

_____________
[1]Так, во франкоязычном мире называют комикс, от фр. bande dessinée (рисованная лента) или BD.

[2] Англ. Сиськи в кадре! Речь идет о кадре, сфокусированном на женской груди, максимально выглядывающей из декольте, но при этом грудь полностью не оголена.

[3] Сёнэн (яп. 少年 сё:нэн, досл. «мальчик, юноша») — аниме, манга и ранобэ, рассчитанные на особую целевую аудиторию — мальчиков и юношей в возрасте от 12 до 18 лет. Основными признаками жанра служит протагонист мужского пола, быстрое развитие и динамичность сюжета (особенно это заметно по сравнению с сёдзё-мангой). Герои мужского пола, как правило, всегда уверены в себе, храбры, заботятся о своих товарищах, никогда не унывают и не сдаются (даже если ситуация кажется абсолютно безвыходной), а также, с точки зрения реализма, обладают колоссальной удачей. Типичный портрет главного героя — упорно движущийся к своей цели идеалист и/или эгоцентрик. Персонажи женского пола, нередко изображаемые преувеличенно красивыми и сексуальными, служат в качестве стимула для проявления мужественности главных героев.

[4] Неккецу (яп. 熱血, досл. «горячая кровь») — жанр аниме и  манги, в основе которого лежат истории, характеризующиеся высокой степенью экшна и наличием насилия. Обычно сюжет вращается вокруг главного героя и его друзей, которые шаг за шагом преодолевают препятствия и таким образом взрослеют и становятся сильнее.

[5] Сёдзё (яп. 少女 сё:дзё, «девушка») — аниме и манга, рассчитанные на особую целевую аудиторию — девушек в возрасте от 12 до 18 лет. В центре сюжета, как правило, находится девочка или девушка и вопрос её становления как личности, часто присутствуют любовные отношения разной степени близости, большое внимание уделяется развитию образов персонажей, мужские персонажи очень красивы, благородны, храбры и самоотверженны

 

Источник

перевод japsik

Facebook

Читайте также: