Фанфик «Встреча на дороге». Часть 2 (из 3)

Рейтинг PG-13. Жоффрей де Пейрак приезжает в Пуату и по случайному стечению обстоятельств встречается с Анжеликой на дороге.  Автор Violetta

************

Анжелика медленно ехала домой. Она не обращала никакого внимания на Николя, следовавшего за ней в некотором отдалении. Ее мысли были поглощены разговором с Молином. Она так и этак прокручивала в голове его странную фразу о том, что все в итоге сложится наилучшим образом, и никак не могла понять, что же он имел в виду. Она так глубоко задумалась, что не сразу услышала, что ее зовет Николя.

— Что случилось? — она обернулась к нему.

Он спрыгнул с мула, и, приложив палец к губам, углубился в рощу. Заинтригованная Анжелика спешилась и двинулась следом за ним. Он шел быстро, что-то выискивая взглядом в траве, потом наклонился и протянул подошедшей Анжелике пригоршню душистой земляники. Она отступила назад.

— Это нехорошо, Николя, ты не должен…

Он улыбнулся, делая шаг вперед.

— Попробуй… Ну же, Маркиза ангелов…

Она невольно улыбнулась. Обхватив его крепкие руки своими тонкими пальцами, она стала губами брать ягоды прямо из его раскрытых ладоней. Когда она подняла на него глаза, в его взгляде она увидела такую обжигающую страсть, что невольно вздрогнула. Но он не дал ей отстраниться. Рывком он прижал ее к себе и горячо зашептал:

— Не уходи! Останься со мной, здесь, в нашем лесу. Я не могу без тебя, ты моя, всегда была моей… А я твой…

Она слушала его шальные слова, чувствовала жар его объятий, трепет губ рядом со своими губами, но не испытывала к нему ничего, кроме жалости.

— Бедный мой Никола, — тихо произнесла она.

Он резко отстранился и побледнел от гнева.

— Не смей меня жалеть!

Потом, не дав ей опомниться, снова привлек к себе и прорычал:

— Ты не достанешься этому хромому колдуну, ты будешь моей!

И, несмотря на яростное сопротивление, впился в ее губы страстным поцелуем.

Николя повалил ее на траву. Анжелика закричала. Он попытался зажать ей рот рукой, но она извернулась и до крови прикусила его ладонь. Он грязно выругался и еще сильнее прижал ее к себе. В следующее мгновение он отлетел в сторону, и Анжелика увидела графа, молниеносным движением выхватывающего шпагу из ножен.

— Вы в порядке, мадемуазель? — спросил он, не сводя глаз со своего соперника, который неловко пытался подняться на ноги.

— Да, — еле слышно прошептала она, вставая на колени и дрожащими руками пытаясь привести в порядок платье.

Граф сделал шаг в сторону Николя, лицо которого исказилось гримасой ненависти. Казалось, он голыми руками готов был драться с вооруженным шпагой противником.

— Мессир, — взмолилась Анжелика. — Пощадите его! Он… Он потерял голову… Мы дружили в детстве, — по ее щекам потекли слезы. — Не убивайте его, прошу вас!

— Замолчи! — бросил ей яростно Николя. — Я могу сам постоять за себя!

— Уходи, Николя, уходи! — Анжелика умоляюще сложила руки.

Граф опустил шпагу.

Николя некоторое время смотрел на нее, потом произнес:

— Прости меня. Я просто сошел с ума, когда вдруг подумал… Прости… Ты больше никогда не увидишь меня.

И скрылся за деревьями.

Анжелика спрятала лицо в ладонях. Граф опустился на траву рядом с ней.

— Что здесь произошло? — тихо спросил он.

Анжелика помотала головой. Она не могла говорить — слезы душили ее. Он осторожно обнял ее за плечи.

— Успокойтесь, моя дорогая. Все уже позади, он больше не вернется.

Она уткнулась лбом в его плечо. Потихоньку придя в себя, она произнесла:

— Вы уже второй раз приходите мне на помощь, мессир де Пейрак. Как вы оказались здесь?

— Я ехал к Молину, увидел двух мулов, привязанных у дороги, потом услышал ваши крики. Но что вы делали здесь, в лесу, с этим негодяем? — он властно приподнял ее подбородок и заставил взглянуть ему в глаза.

— Мы дружили с Николя в детстве, он хотел угостить меня земляникой, я не думала, что он может причинить мне вред, — сбивчиво начала объяснять Анжелика.

Граф усмехнулся.

— Боже мой, да вы совсем дитя… Земляника…

Он встал и протянул ей руку.

— Поднимайтесь, сударыня.

Скептически оглядев ее, он ловкими движениями поправил ей платье, пригладил выбившиеся волосы и кончиками пальцев стер следы слез с ее щек.

— Ну вот, — с удовлетворением заметил он. — Теперь у вас вполне пристойный вид. Идемте, я провожу вас домой.

Когда они вышли на дорогу, она схватила его за руку и умоляюще прошептала:

— Вы ведь никому не расскажете об этом… инциденте?

Он серьезно посмотрел на нее и кивнул.

— Я обещаю вам.

— Мессир де Пейрак, — набралась она смелости спросить его на обратном пути, — Чем вы занимаетесь на руднике моего отца?

Он с иронией посмотрел на неё.

— Добываю серебро. В Тулузе у меня еще есть золотоносный рудник. И вместе они приносят мне отличный доход.

Анжелика кусала губы.

— Я слышала, что там творится нечто странное. Люди говорят, что дело там связано с… дьяволом.

Граф развернул лошадь и подъехал к ней вплотную. Некоторое время он задумчиво смотрел на нее, потом сказал:

— Меня не интересует, что думают обо мне другие, мне важно ваше мнение. Что думаете вы?

Анжелика отвела взгляд.

— Я не знаю, мессир. Молин сказал, что вы известный учёный, но моя кормилица Фантина и Николя говорили, что вы…

— Как я понимаю, — перебил ее граф. — Николя — это тот, кто чуть было не надругался над вами в лесу. О да, безусловно, его суждениям можно доверять!

— Простите, — пробормотала она.

Он немного подумал.

— Послушайте, сударыня, если вы действительно хотите разобраться в этом вопросе, и желаете составить обо мне собственное мнение, приезжайте на рудник, и вы сможете увидеть все своими глазами.

— О да, конечно же я приеду!

— Вот и славно.

***

На рудник Анжелика приехала в сопровождении отца. Там кипела работа. В двух печах жарко пылало пламя, раздуваемое огромными кожаными мехами, стоял оглушительный грохот, издаваемый рудодробильными пестами, вокруг лежали груды древесного угля и породы. Анжелика поискала глазами графа и увидела его в компании невысокого горбатого человека с лицом, отливающим синевой. Заметив ее, граф кивнул своему собеседнику, и направился к ней навстречу.

— Я рад вашему приезду, мадемуазель де Сансе,— сказал он, помогая ей спешиться.

— Приветствую вас, барон,— поклонился он ее отцу.

Граф был одет очень просто, его рубашка была распахнута на груди, волосы небрежно стянуты кожаным шнурком на затылке, и Анжелике он показался много моложе, чем она сначала решила. Он с увлечением начал рассказывать им о своей работе, познакомил с Фрицем Хауэром, который оказался потомственным саксонским рудокопом и был нанят графом, чтобы наладить производство на руднике.

— А это паровая машина. Я сконструировал ее после поездки в Лондон. Это одна из первых подобных машин в мире, — с гордостью сказал граф.

Анжелика с любопытством оглядела огромный котел, под которым был разведен огонь. Из чана в штольню тянулись две огромные трубы.

— Эта машина выкачивает из штолен подземные воды,— объяснил граф.

Барон кивнул.

— Вы все прекрасно наладили здесь, граф де Пейрак. Я восхищен вашим научным гением. И я рад узнать, что не только я занимаюсь столь презираемым в наших кругах занятием — работой.

Граф улыбнулся.

— Работа — это смысл моей жизни.

Когда они с отцом собрались уезжать, граф подошёл к Анжелике и негромко спросил:

— Что скажете, сударыня? Вы все ещё думаете, что я колдун?

— О, теперь я в этом уверена наверняка! — с улыбкой ответила Анжелика. — У вас слишком много талантов, граф де Пейрак!

— Я просто всегда любил учиться.

— И как я вижу, отлично в этом преуспели.

Внезапно она спохватилась.

— О Боже, мессир, я ведь так и не вернула вам ваш плащ!

 Он махнул рукой.

— Оставьте его себе.

— Нет-нет, я настаиваю!

— Хорошо, мадемуазель, как вам будет угодно. И кроме того, у нас появится повод для новой встречи…

Анжелика слегка покраснела и кивнула. Граф осторожно взял ее руку и нежно поцеловал.

— Мне кажется, Анжелика, что граф де Пейрак интересуется вами, — весело сказал барон де Сансе на обратном пути.

— Что вы, отец, он просто любезен со мной, не более того.

Барон рассмеялся.

— Вы либо безмерно наивны, дитя моё, либо лукавите.

Анжелика промолчала.

— Молин говорил мне об этом графе, — продолжал он. — И о его видах на наш рудник, и я сказал ему , что ни за что не буду продавать родовые земли. Но я могу дать их в приданое одной из своих дочерей.

Анжелика вскинулась.

— Отец, нет! Это… Это… Невозможно! Я не хочу!

— Почему же, дочь моя? — удивился барон. — Девушки вашего положения именно так и выходят замуж.

— Нет! — выкрикнула Анжелика. — Если вы устроите мой брак подобным образом, клянусь, я сбегу из дома!

Отец тяжело вздохнул.

— Хорошо, мы вернёмся к этому вопросу позже.

***

Через несколько дней граф прибыл в Монтелу с визитом. Его сопровождал небольшой эскорт из шумных громогласных южан. Они выкатили несколько бочек вина, барон распорядился насчёт праздничного ужина. Анжелика заперлась в своей комнате и наотрез отказалась выходить к гостям.

Тетушка Пюльшери причитала:

— Анжелика, это же просто неприлично! Что подумает о вас граф де Пейрак?

— Пускай думает, что хочет! Мне все равно!

— Ваш отец будет очень недоволен.

— И пусть!

Громко вздыхая, тетушка удалилась, а Анжелика бросилась на кровать. Вот что имел в виду Молин! Вот о чем говорил граф, когда предлагал ей задуматься о скором замужестве! Они все знали! И только она пребывала в неведении относительно их планов!

— Я не выйду за него замуж! Никогда! О, я ненавижу его!

Но тут она вспомнила о той неге, которую испытала, находясь в его объятиях, и в ярости начала бить кулаками по подушке.

— Няня права — он колдун! Он ведь так ужасен и хром, а я не перестаю думать о нем! Пусть убирается в свою Тулузу!

 И она разрыдалась.

Вдруг ей в голову пришла неожиданная мысль. Он ведь не любит пресных девиц, занятых вышиванием и молитвами? Отлично! Она надела свое монастырское платье, гладко зачесала волосы, накинула на плечи старомодную материнскую шаль и спустилась к гостям. При виде ее отец чуть не подавился куриной ножкой, которую за минуту до этого с аппетитом ел. Она подошла к нему, поцеловала руку и тихим голосом произнесла:

— Прошу простить меня, батюшка, что не пришла сразу же, как вы приказали. Но вы знаете, что я не люблю развлечения. Куда милей мне вышивание и молитвы во славу Господа нашего. Ах, как же я мечтаю поскорее вернуться обратно в монастырь!

Тетушки умиленно заулыбались. Отец кивнул.

— Ваше благочестие весьма похвально, дочь моя. Но все же окажите любезность нашим гостям и посидите немного с нами.

Анжелика с самым обреченным видом села на место рядом графом де Пейраком, на которое указал ей отец. Она старалась не смотреть на него, но постоянно чувствовала на себе его насмешливый взгляд. Его друзья перешептывались,заинтересованно поглядывая на нее. Она благовоспитанно сложила руки на коленях и начала шептать молитву. Закончив, она бросила быстрый взгляд на графа. С самым невозмутимым видом он пил вино из пузатого бокала и негромко переговаривался с сидящим рядом плотным мужчиной с забавными усами. Увидев, что Анжелика смотрит на него, граф галантно произнес:

— Мадемуазель де Сансе, позвольте представить вам моего близкого друга, маркиза д’Андижоса. Мы как раз обсуждали, как редко встречается столь похвальное благочестие у молодых девушек, мысли которых заняты в основном нарядами и сплетнями. Вы — редкое исключение.

 Тетушка Жанна кивнула:

— Да, сударь, мы нарадоваться не можем на нашу милую Анжелику. Ангел, просто ангел.

— Не сомневаюсь, что именно вы занимались ее воспитанием, плодами которого мы имеем удовольствие сегодня наслаждаться.

Этот ужин Анжелика запомнила надолго. Граф откровенно забавлялся, рассуждая о падении нравов, о легкомысленных девицах, о пользе монастырей, воздавал хвалу ее зардевшимся от удовольствия тетушкам, и только Анжелика слышала в его голосе едва уловимую нотку сарказма. Отец, отяжелевший от вина и сытного ужина, благодушно кивал. В конце концов граф встал и произнес:

— Я счастлив, что познакомился со столь благочестивой семьей, как ваша! Ваша дочь, барон, полна достоинств, она слишком хороша для мира, основа которого— порок и грязь. Нет, этого чистого ангела должны охранять монастырские стены, чтобы ничто недостойное не коснулось ее. Я желаю вам, мадемуазель, чтобы ваши мечты, столь возвышенные, осуществились в самое ближайшее время.

И он отвесил ей изящный поклон. Барон воззарился на него:

— Вы считаете, граф, что моей дочери место в монастыре?

— Она же сама говорила, что мечтает как можно скорее вернуться туда! Столь похвальное желание не может не радовать, и препятствовать ему — грех.

— Но граф, мы же с вами говорили…

— Барон, как смеем мы нарушать планы Господа нашего? Юная девица показала нам пример, как должно вести себя, куда следует направлять свои помыслы. Это урок нам всем, господа.

И он снова поклонился Анжелике. Этого она вынести уже не могла.

— Отец, позвольте мне уйти. Я ужасно утомлена.

И не дожидаясь ответа, выскользнула из залы.

Анжелика вышла во двор. Гнев душил ее. Да как он смел только так издеваться над ней! Повинуясь порыву, она направилась в конюшню. Там, обняв за шею свою лошадь, она горько расплакалась от обиды, раздражения… и оттого, что он так легко отказался от нее. Но вот она услышала голоса и затаила дыхание. Это был граф и маркиз д’Андижос.

— Что за комедию ты там устроил, Жоффрей?

— Комедию устроил вовсе не я, а эта милая плутовка. Я лишь подыграл ей. Но согласись, ведь отлично вышло? Ее семья теперь от меня в восторге. А она, я думаю, просто в ярости! Ты видел, с каким лицом она выскочила из-за стола?

— Да, но черт возьми, как же она хороша! — восхищенно протянул маркиз.

— Да, настоящий ангел, — усмехнулся граф.

— И ты не попытаешься даже…

— Нет,— прервал его Жоффрей. — Я хочу не этого.

— Ты?!!! — в голосе маркиза послышалось столь явное изумление, что граф расхохотался и хлопнул его по плечу:

— Да, старина, да… И теперь ума не приложу, что с этим делать.

***

Анжелика не спала всю ночь. Тысячи образов теснилась у нее в голове. Вот граф со шпагой спасает ее от Николя, вот увлеченно рассказывает о своей работе на руднике, вот нежно касается губами ее руки…

И еще его голос. Он преследовал ее, звучал у нее в ушах так отчетливо, словно она снова ехала с ним на одной лошади, и он тихо напевал ей какую-то песенку на провансальском языке. А ведь она так и не спросила его, о чем она. Теперь она уже никогда не узнает этого. И никогда не увидит Тулузу, и его розовый дворец, и серебристую ленту Гаронны.

И Анжелике казалось, что сердце ее разорвется от боли. Но потом перед глазами вставала пиршественная зала, его насмешки над ней, пожелание поскорее уйти в монастырь… И бессильная злоба вновь охватывала все ее существо.

В предутренних сумерках ей на глаза попался плащ графа, небрежно висящий на спинке стула. Она схватила ножницы и изрезала его на мелкие кусочки. Потом, сложив обрезки в корзинку для вышивания, спустилась во двор. Там она кликнула мальчишку, приказала ему немедленно идти в дом господина Молина и передать корзинку лично в руки графу де Пейраку. Когда мальчик скрылся за воротами, на нее навалилась такая невыразимая усталость, что она едва добрела до своей комнаты, не раздеваясь, рухнула в кровать и забылась тяжелым сном.

 Ее разбудил стук в дверь. Вошла служанка.

— Вот, мадемуазель, только что принесли от графа де Пейрака.

И она протянула Анжелике ее корзинку, доверху наполненную земляникой…

***

Анжелика изо всех сил подгоняла лошадь. Она была уверена, что если замешкается хоть на минуту, то никогда больше уже его не увидит. И она не ошиблась.

 Влетев во двор дома Молина, Анжелика увидела, что приготовления к отъезду идут полным ходом.

— Где мессир де Пейрак? — спросила она подбежавшего к ней слугу.

— Не знаю, мадемуазель, он с утра приказал всем собирать вещи, а сам ускакал куда-то. Возможно, на рудник.

— А ты не знаешь, чем вызван столь поспешный отъезд?

— Откуда же мне знать, госпожа? Но я слышал, как он говорил мессиру д’Андижосу, что все кончено и ему больше нечего здесь делать.

Анжелика до боли закусила губу. Ей нужно найти его во что бы то ни стало, и сказать… Сказать… Боже, да что же она ему скажет? А если он посмеется над ней? Но потом она решила— будь что будет, пускай смеётся, пускай ругает, только пусть не уезжает. Она просто не вынесет этого.

Она хотела поехать на рудник, но потом испугалась, что они разминутся. Анжелика спешилась, кинула слуге поводья и прошла в дом. Там ее встретил удивленный донельзя Молин.

— Анжелика! Что вы здесь делаете?

— Мне надо срочно увидеть графа де Пейрака!

 — А он уже уехал, около часа назад.

— Да, я знаю, мне сказал слуга во дворе. Я подожду его здесь, если вы позволите.

— Он уехал в Тулузу. А вскоре и остальные последуют за ним, когда закончат со сборами.

Анжелика в ужасе посмотрела на него.

— В Тулузу?

— Ну да.

Она упала в кресло и разрыдалась.

— Да что с вами, дитя мое? — всполошился Молин.

— Я… Я обидела его. Я совершила непростительную глупость. Ах, что же теперь делать?

— Ничего, — раздался спокойный голос графа.

Анжелика обернулась к двери. Ее лицо просияло такой счастливой улыбкой, что он невольно улыбнулся ей в ответ.

— Почему вы вернулись?— спросила Анжелика графа, когда Молин вышел из комнаты.

— Потому что я понял, что не выдержу разлуки с вами.

Она опустила глаза.

— Простите меня, мессир де Пейрак, я вела себя, как ребенок.

Он подошел к ней и с нежностью провел рукой по ее щеке.

— Да, как ребенок. Капризный, взбалмошный, но безмерно очаровательный ребенок.

— Вы все еще сердитесь?

Граф рассмеялся.

— Сердиться на вас? Конечно же нет! Да как вам это только в голову пришло? Едва я увидел вашу чудесную улыбку, моя дорогая, как позабыл обо всем на свете.

— Вы шутите.

— Ничуть. Помните, я рассказывал вам, как нашел вас без сознания на дороге в лесу? Так вот, когда я поднял вас на руки, я понял, что держу в объятиях самое главное, самое драгоценное сокровище в своей жизни, и я сделаю все для того, чтобы завоевать вас.

— Но вы смеялись надо мной…

— А вы? Что за спектакль вы пытались разыграть вчера вечером?

— Я думала, что вы приехали просить моей руки.

— И я действительно приехал именно за этим. И даже успел получить согласие вашего отца.

Анжелика с гневом посмотрела на него.

— А мое согласие? Вы даже не спросили меня, хочу ли я быть вашей женой!

— И жестоко поплатился за это! Вы выставили меня круглым дураком перед своей семьей и изрезали мой плащ.

Анжелика вспыхнула.

— Я зря приехала. Простите, но мне нужно идти.

И она направилась к двери.

Он схватил ее за руку и развернул к себе.

— И куда вы так торопитесь, можно узнать?

— Домой. Меня ждет отец.

— Бьюсь об заклад, что он даже не знает, где вас носит, и уж конечно наверняка вы приехали сюда без провожатого.

— Вас это не касается.

— Ну почему же? Формально я являюсь вашим будущим супругом, коль скоро ваш отец дал согласие на наш брак.

— Вы сами вчера посоветовали мне отправляться в монастырь.

— А чего вы ждали? Разве не этого? Черт возьми, было от чего прийти в замешательство, когда вместо прелестной лесной феи с колдовскими зелеными глазами я увидел на пороге чопорную монашку, бормочущую молитвы.

— А откуда вы знаете, какая я на самом деле?

Он серьезно посмотрел на нее.

— Будьте уверены, я знаю. Я чувствую вас…

Некоторое время они молчали. Потом Анжелика сказала:

— Вы хотите жениться на мне вовсе не потому, что любите меня, а из-за рудника моего отца. А все эти красивые слова, признания— просто фарс. Вы же думали об этом с того самого момента, как взяли Аржантьер в аренду, ведь так?

Граф отпустил ее и сел в кресло.

— Все именно так, как вы говорите, моя дорогая. Я действительно планировал жениться на вас, чтобы получить рудник в качестве приданого. Но, — он сделал многозначительную паузу.— Есть одно обстоятельство, которое полностью меняет дело.

— Какое же?

— Я действительно люблю вас.

Она покачала головой.

— Я не верю вам.

Он встал.

— Что ж, тогда разрешите откланяться. Я больше не буду навязывать вам свое общество.

Он был уже около двери, когда Анжелика окликнула его.

— Скажите, а что за песню вы пели, когда везли меня домой?

Он обернулся.

— Это старая провансальская песня.

— О чем она?

Граф дерзко улыбнулся.

— Уверен, что вам не понравится то, что вы услышите.

— И все же.

Он подошел к ней вплотную, взял за руки и негромко запел по-французски:

— Точно охотник, я могу объявить,

Что добыча наконец-то поймана.

Я везу возлюбленную к себе,

Побежденную и покорную моему желанию…

— О, я ненавижу вас, граф де Пейрак! — она попыталась вырваться, но он крепко держал ее.

— Я люблю вас, Анжелика, — сказал он, привлекая ее к себе. — К черту рудник! Я готов жениться на вас просто так, ради ваших прекрасных глаз, ради счастья держать вас в своих объятиях, слышать ваш голос, видеть улыбку на ваших губах… И можете ненавидеть меня сколько захотите, но только при условии, что будете страстно любить меня.

И когда через несколько минут Молин зашел в комнату, перед его изумленным взором предстала следующая картина: граф и Анжелика, забыв обо всем на свете, не замечая никого и ничего вокруг, слились в страстном поцелуе на фоне распахнутого в сад окна. Молин тихонько прикрыл дверь и удовлетворенно пробормотал себе под нос:

— Ну вот, я же говорил, что все сложится наилучшим образом!

Следующая глава

Facebook

Читайте также: