«Анжелика» и капитализм

Время от времени российские телеканалы делают зрителям замечательный подарок – предоставляют возможность пересмотреть экранизацию легендарной саги «Анжелика», снятую по роману супругов Анн и Сержа Голон.

В этом фильме повествуется о судьбе девушки из обнищавшей дворянской семьи, выданной против ее воли замуж за обладавшего несметными богатствами графа Жоффрея де Пейрака. Несмотря на физическое уродство, де Пейрак, разносторонне одаренный человек – поэт, ученый, путешественник, инженер и предприниматель, – сумел завоевать любовь юной красавицы. Однако ее семейное счастье длилось недолго. По приказу короля Франции Людовика XIV де Пейрак был арестован, обвинен в колдовстве, лишен всех титулов и владений и приговорен к казни на костре. Спустя несколько лет, когда Анжелике удалось вернуть себе высокое положение в обществе и даже завоевать уважение и восхищение короля, Людовик XIV признался ей, что де Пейрак был осужден не потому, что он был чернокнижником, а потому, что король не мог допустить, чтобы кто-то был богаче и могущественнее него. Однако в фильме, как и в книге, не раскрывается источник фантастического богатства графа.

Талант предпринимателя

Для тех, кто знаком с сагой о прекрасной Анжелике только по фильму, ничего загадочного в богатстве де Пейрака нет. Граф владел золотыми рудниками. Однако во Франции отсутствуют сколько-нибудь серьезные месторождения золота, но кто в состоянии думать о таких «пустяках», глядя на игру блестящих актеров, обеспечивших фильму неувядаемый успех!

История обогащения де Пейрака выглядит иначе, если внимательно прочитать роман о похождениях Анжелики, содержащий, между прочим, массу интересных сведений о политике, культуре, науке, экономике и других сторонах жизни Европы и Нового Света второй половины XVII века. Так вот, оказывается, главным источником богатства де Пейрака была не добыча драгоценных металлов, а… их контрабанда из Испании, с которой Франция в это время находилась в состоянии войны. Золото и серебро доставляли во Францию окольными путями, в основном через Англию. При этом металлы везли не в чистом виде, а замаскированными под особый шлак (флюс), необходимый для рудничных работ. Такой «шлак» получали, переплавляя испанские слитки с пиритом или галенитом, благодаря чему они становились похожими на каменистый штейн черно-серого цвета, в котором ни один таможенник не мог заподозрить ничего запрещенного. Затем, уже во владениях графа, из этого «шлака» выплавляли чистое золото или серебро.

 

Интересно отметить, что такой способ тайной переправки драгоценных металлов не был изобретением де Пейрака, а давно использовался контрабандистами. «Заслуга» же графа заключалась в том, что он, во-первых, усовершенствовал методы маскировки золота и серебра, а во-вторых, подчинил себе многочисленные каналы контрабандной доставки металлов, став в этой сфере монополистом. Что же касается рудников, то они были нужны де Пейраку прежде всего для легализации незаконной деятельности, «отмывания денег», как сказали бы сейчас. В частности, графу понадобился очень удобно расположенный рудник, в котором раньше добывали свинец и небольшие количества серебра. Этот практически выработанный и не представлявший никакой ценности рудник принадлежал отцу Анжелики, барону Сансе де Монтелу. Де Пейрак настойчиво пытался купить этот рудник, но дворянская честь не позволяла барону продавать свои земельные владения. В то же время, стремясь обеспечить будущее своей дочери, барон Сансе предложил де Пейраку жениться на Анжелике и взять рудник в качестве приданого. И де Пейрак, и Анжелика, которая узнала о тайном источнике богатства будущего супруга еще до свадьбы, согласились на это предложение. Первый, чтобы получить рудник и жениться на красивой девушке из благородной семьи, вторая – чтобы спасти семью от нищеты.

Золото разорения

В принципе, тайные валютные операции с другими странами, в особенности с теми, с которыми ведется война, во все времена, включая нынешние, считались тягчайшими государственными преступлениями. Между тем ни де Пейрак и его люди, ни Анжелика не считали контрабанду золота и серебра из Испании преступлением. Они ведь ввозили драгоценные металлы во Францию, а не вывозили из нее! В результате их деятельности и казна, и торговцы получали полноценные деньги. В чем же тогда криминал такой деятельности? Разве плохо, когда в стране много золота и серебра?

В XVII веке примером страны, которой буквально наводнявшие ее потоки золота и серебра не пошли на пользу, была Испания. Управляющий семьи Анжелики, который в течение долгого времени сотрудничал с де Пейраком и который, увидев в прекрасной головке юной дворянки острый практический ум, просветил девушку относительно истинного характера деятельности ее будущего супруга, объяснил Анжелике, что испанцы, получив возможность грабить колонии, забыли, что такое труд, и живут лишь продажей своего драгоценного сырья другим странам. В результате Испания стала самой богатой и одновременно самой убогой страной в мире.

Важно подчеркнуть, что испанское золото оказывало негативное воздействие и на другие страны. Так, только в XVI веке цены на товары первой необходимости выросли в Европе в среднем в 3–4 раза. Неудивительно поэтому, что правительства этих стран принимали специальные меры против бесконтрольного ввоза драгоценных металлов. В ситуации же, когда Франция вела войну с Испанией, контрабандный ввоз золота и серебра являлся подлинным преступлением, так как, продавая свои сокровища, Испания получала возможность закупать все необходимое для продолжения военных действий. В то же время в рассуждениях де Пейрака о том, что его деятельность ведет к обогащению Франции, были определенные резоны. Франция второй половины XVII века действительно нуждалась во все возрастающих количествах золота и серебра, без которых, например, была невозможна торговля со странами Востока.

Дело в том, что в этих странах (Китае, Индии, Турции и др.) европейские товары (за исключением некоторых технических устройств, огнестрельного оружия и книг) не пользовались спросом. Восток соглашался продавать свою продукцию (ткани, специи, благовония, лекарства, драгоценные камни и т.п.) только за звонкую монету. В результате мощный поток золота и серебра, пришедший в Европу из Нового Света, устремился на Восток. Движение этого потока направлял ряд гигантских торговых компаний, в частности знаменитая англо-голландская Ост-Индская компания, с которой некоторое время сотрудничала Анжелика, и именно этим торговым объединениям в первую очередь поставлял свой контрабандный товар де Пейрак.

Порочный круг

Благодаря своему монопольному положению в торговле между Востоком и Западом компании сказочно богатели, однако их деятельность лишь в очень малой степени содействовала развитию экономик тех стран, на территории которых располагались представительства этих предтеч современных транснациональных корпораций (ТНК). Владельцы компаний не были заинтересованы в повышении жизненного уровня основной массы населения, так как оно не являлось покупателем привозимых предметов роскоши. Их покупателями была знать, которая, чтобы удовлетворить все возрастающие аппетиты, непрерывно усиливала эксплуатацию крестьян. Последние еще больше беднели и, как следствие, становились еще менее привлекательными в качестве объекта капиталовложений со стороны владельцев компаний.

Жан-Батист Кольбер

Жан-Батист Кольбер

Людовик XIV посещает Мануфактуру Гобеленов

Людовик XIV посещает Мануфактуру Гобеленов

Во Франции этот порочный круг пытался разорвать Жан-Батист Кольбер – знаменитый министр финансов короля Людовика XIV. Стремясь остановить утечку денег из Франции, Кольбер создал сеть мануфактур, производивших гобелены, изысканные ткани, зеркала и другие предметы роскоши, которые знать раньше покупала за границей. Продукция кольберовских мануфактур пользовалась значительным спросом, но этот успех не смог изменить ситуацию в стране. Мануфактуры оказались такими же периферийными по отношению к экономике Франции, какими являлись торговые компании. Для того чтобы изменить ситуацию, мануфактуры должны были производить предметы массового спроса. Но, чтобы такое производство стало рентабельным, нужно было существенно повысить платежеспособный спрос населения, а такое повышение требовало колоссальных капиталовложений. Между тем капиталы продолжали утекать из Франции, теперь уже и в виде продукции кольберовских мануфактур, вывоз которой за границу начали успешно осуществлять торговые компании. Таким образом, контрабандное золото де Пейрака обогащало лишь крупных торговцев и чиновников и мало способствовало развитию экономики Франции.

Иная судьба

Иначе сложилась судьба Англии, где таким блестящим умам, как Исаак Ньютон, Джон Локк, Эдмунд Галлей и другие, удалось создать финансовую систему принципиально нового типа. Эта система позволила использовать гигантскую энергию денежных потоков, идущих с Запада на Восток и обратно, для развития и радикальной модернизации национальной экономики, включая начавшуюся в последние десятилетия XVIII века промышленную революцию. Во Франции же рост диспропорций привел в конце XVIII века к грандиозному социальному взрыву Великой французской революции.

Могла ли история Франции сложиться по-другому? Мог ли ли «крепкий хозяйственник» Кольбер, ученый и предприниматель де Пейрак, прекрасная и энергичная Анжелика, которую Кольбер удостоил чести сделать на королевском совете доклад о перспективах заморской торговли, создать во Франции финансовую систему, аналогичную английской? В принципе, во Франции было много талантливых и прогрессивно мыслящих людей, однако политический режим абсолютизма оставлял им мало шансов на успех. Не зря ведь в книге супругов Голон Анжелика и де Пейрак оказываются вынуждены эмигрировать в Новый Свет.

Завершая демонстрацию киноленты об Анжелике, Третий канал показал и только что снятый документальный фильм «Русский след Анжелики», из которого, например, можно было узнать, что французский актер Роббер Оссейн, великолепно сыгравший роль де Пейрака, родился в семье выходцев из России Гуссейновых. При этом в интервью создателям фильма Оссейн признался (на русском языке!), что считает себя, скорее, русским и что в образе мятежного и загадочного графа он попытался воплотить некоторые черты славянской души. Русским оказался и Серж Голон (его настоящее имя – Всеволод Голубинов) – человек нелегкой судьбы, ученый, полиглот, путешественник, предприниматель. Супруга Голубинова, Анн Голон, которую в документальном фильме назвали «мамой Анжелики», вспоминала, что именно ее муж послужил для нее прообразом де Пейрака. В документальном фильме об этом прямо не говорится, но я думаю, что ключевая для сюжета книги об Анжелике ситуация, в которой талантливым людям не находится места в своем отечестве, была навеяна ее авторам не только историей Франции времен короля Людовика XIV.

Автор Юлий Менцин

Facebook